Главная  //  Охотничьи звери и птицы  //  КУЛИКИ (Charadriiformes). Охота и рыбалка в России

Охотничьи птицы и звери

 

НАЗАДОГЛАВЛЕНИЕВПЕРЁД

КАБАН

КАБАН (Sus scrofa),

  • или Дикая свинья, относится к подотряду нежвачных (Suiformes) семейства свиных (Suidae). Это большое, сильное и вполне способное защищаться животное, достигает полных 2 м общей длины или 1,8 м длины туловища, 25 см длины хвоста, при вышине 95 см в крестце; оно весит 150—200 кг. Кабаны, живущие в болотистых местах, обыкновенно больше ростом, чем обитающие в сухих местах; те, которые живут на островах Средиземного моря, не похожи на живущих на материках. Орудие для защиты, бивни, больше и острее. Цвет шерсти разнообразный. Поросята их полосатые: по серовато-красному фону у них видны желтые полосы, идущие довольно правильно спереди назад; полосатость эта исчезает уже в первый месяц их жизни. Волосяной покров состоит из жестких, длинных, заостренных, на кончике часто расщепленных, щетин. Между ними, смотря по времени года, растет более или менее густой мягкий подшерсток, называемый свиным пухом. На нижней части шеи и на задней части живота щетина обращена кпереди, на остальных частях тела — назад, на спине щетина образует род гребня или гривы. Обыкновенная их окраска — черная, концы же щетинок желтовато-серые, вследствие чего и общий цвет кажется светлее. Уши темно-бурые, хвост, конец морды, нижние части ног и копыта — черные.

Русская охота.- Изд.: Эксмо, 2011.

 

 

Кабаны прежде водились почти во всей Европе и в средней части ее встречались почти так же часто, как и в южной. Область распространения их не заходит севернее 55 градуса северной широты.

 

Кабаны живут преимущественно в сырых и болотистых местах. Во многих районах Египта дикие свиньи из года в год живут на полях сахарного тростника, никогда не покидая их. Для отдыха свинья вырывает себе яму такой величины, чтобы только в ней поместиться, и если возможно, то выстилает эту берлогу мягким мхом, сеном и листьями и затем укладывается в ней отдыхать. Целое стадо устраивает точно таким же образом общее логовище, которое называется у охотников «котлом». Все животные стараются улечься в нем головами в середину. Желая устроиться зимой потеплее, самки покидают «котлы» и логовища и предпочитают забираться в кучи старой соломы или перепрелого тростника, куда совершенно закапываются.

 

Как животные общительные, кабаны живут стадами, которые устраиваются всегда так: матки ходят отдельно с поросятами, с ними молодые и слабые кабаны; особенно сильные кабаны часто подбирают себе отдельное стадо взрослых самок; старые кабаны живут большей частью отшельниками и только во время спаривания примыкают к стадам. Обыкновенно днем стадо лежит, лениво растянувшись в берлоге, а под вечер все вылезают и идут пастись. Сначала они, по выражению охотников, «идут рыться» в леса и на луга, где взрывают землю пятачком, или спешат к ближайшей луже, в которой они валяются с полчаса. Кажется, такие прохладительные ванны им необходимы, так как они иногда бегают за несколько миль, чтобы разыскать воду. После того как все успокоятся, кабаны отправляются пастись на поля, и их нелегко прогнать оттуда, где они раз водворились. В лесах и на лугах кабаны отыскивают корм в почве, именно гусениц, насекомых и всяких червей; осенью же и зимой — желуди, буковые орешки, простые лесные орехи, каштаны, а в полях — хлебные зерна, картофель, свеклу и всякие другие овощи. Они поедают всевозможную пищу, как растительного, так и животного царства: павших животных и птиц, даже трупы своих собратьев, уподобляясь в некоторых случаях хищным животным, так как нападают на молодых оленей, преследуют и убивают подстреленных или ослабевших от недостатка корма благородных оленей, ланей и косуль, а в случае сильного голода съедают даже своих детенышей. Если зима жестокая и в пище чувствуется недостаток, то иногда они перекочевывают, предпринимая подчас даже довольно далекие путешествия. Домашняя свинья очень во многом напоминает своих предков, и по привычкам одних легко можно судить о привычках других. Движения диких свиней хотя несколько тяжеловаты и неуклюжи, зато быстры и необузданны. Бегают они быстрее и охотнее всего, с самого места подымаются в галоп по прямому направлению, так как кабаны не любят делать крутых поворотов. Плавают свиньи прекрасно, и если того требуют обстоятельства, то могут переплыть широкие пространства, от одного морского острова до Другого; наблюдатели замечали, что они легко проплывают расстояние в 7 и 8 километров.

 

Все дикие свиньи осторожны и внимательны, хотя не трусливы. Видят они очень плохо, но зато слышат и чуют очень хоршо; чувство обоняния у них развито не хуже, чем у оленей, так как они чувствуют приближение человека за 500—600 шагов. Нельзя сказать, чтобы вкус у них был плохо развит.

 

Самка в поединке может стать опаснее кабана, так как, разъяренная, останавливается перед противником и начинает кусаться так сильно, что часто вырывает куски мяса. Даже слабые свиньи и поросята нападают на человека, причем матери с непоколебимым мужеством защищают своих малюток. Самки, которые еще водят поросят, долго преследуют похитителей своих детенышей.

 

У всех видов свиней клыки или бивни самцов отличаются от клыков самок. Клыки эти уже на втором году жизни вырастают на верхней и нижней челюстях, направляясь при этом кверху. У трехлетнего кабана бивни нижних челюстей вырастают гораздо больше бивней верхних челюстей. Клыки верхней челюсти с самого начала загибаются кверху и почти вполовину короче нижних. Все бивни трехгранной формы, белые, блестящие и чрезвычайно острые, с годами, вследствие постоянного трения один о другой, они делаются все острее и как бы натачиваются; чем старше кабан, тем крепче его клыки и тем более загнуты кверху. Удары, наносимые ими, не только опасны, но могут быть даже смертельны. Нападающий зверь с необыкновенной легкостью бьет своим оружием по ногам или вонзает его в тело своего врага и, беспрестанно вскидывая голову и потряхивая ею, производит длинные разрезы, до того глубокие, что на бедре человека кабан прорывает все слои мускулов до костей или пропарывает все брюшные покровы. Такой участи подвергаются чаще всего нападающие собаки. Нанося свои ужасные удары большим животным, взрослые кабаны даже подпрыгивают и немилосердно раздирают лошадям грудь и брюхо. Очень старые самцы уже менее опасны, нежели шести- и семилетние, так как клыки их нижней челюсти с годами сильно загибаются внутрь. Впрочем, кабаны нападают на охотника не тотчас после выстрела, а как все без исключения сильные животные: когда получают рану, спешат спрятаться, и лишь в том случае, если охотник, разыскивая их, подойдет слишком близко, животные вступают в бой. Тогда в сильнейшей ярости кабан стучит клыками, трет их друг о друга, как бы натачивая их, фыркает, бешено храпит и с поразительной быстротой нападает на врага. Если промахнется кабан, то он несется дальше, между тем как самка старается вернуться и продолжает кусаться.

 

Голос кабана совершенно такой же, как у нашей домашней свиньи. Когда он идет спокойно, то добродушно похрюкивает; самки, поросята и молодые кабаны громко визжат. Взрослые кабаны даже при самых болезненных ранениях не издают ни звука. Голос их грубее голоса свиньи и часто переходит в злобное ворчание.

 

Время спаривания начинается с конца ноября и продолжается от 4 до 6 недель. Если дикая свинья случайно поросится два раза в год, то это заставляет предполагать, что она была когда-то домашней и случайно переселилась в лес, дикие же поросятся только один раз. По мере приближения поры увлечений, бывшие отшельники возвращаются в стада, опять занимают главенствующую роль, изгоняют слабых кабанов из стада и ухаживают за самками до тех пор, пока не достигнут своей цели. Между равносильными животными бывают беспрестанные столкновения и долгая борьба. Удары, которыми храбрецы награждают друг друга, бывают, впрочем, редко смертельны, так как приходятся по клыкам и по толстой коже. При драках между равными спор остается нерешенным и обыкновенно кончается тем, что они, хотя очень неохотно, мирятся с присутствием навязчивых противников. Ласки, которые расточает ошалелый влюбленный, совсем странного свойства: он беспрестанно толкает предмет своей страсти рылом куда попало, а иногда даже очень бесцеремонно; не очень щепетильные самки, по-видимому, понимают цену подобных ласк и принимают их благосклонно.

 

Через 18—20 недель после спаривания свиньи поросятся, причем слабые матки приносят от 4 до 6, здоровые же 11 — 12 поросят. Свинья заблаговременно приготовляет себе где-нибудь в чаще берлогу, выстилает ее мхом, хвоей и листьями, тщательно скрывает и держит тут своих детенышей первые две недели их жизни, покидая их и гнездо изредка и на короткое время, только чтобы поесть. По прошествии этих 14 дней она выводит свою семью из логова и учит рыть землю. Несколько свиней иногда сходятся вместе, водят поросят сообща, причем случается, что если одна из матерей лишается жизни, то остальные начинают заботиться и кормить сирот. Матки важно выступают вперед, а поросята, пища и похрюкивая, бегут за своими родительницами то кучкой, то врассыпную.

 

Восемнадцати-, девятнадцатимесячные дикие свиньи достигают уже половой зрелости, пяти- и шестилетние считаются взрослыми, а живут они, кажется, до 20—30 лет. Дикие свиньи очень мало подвержены болезням. Главные враги диких свиней у нас волки и рыси, иногда и кумушка-лиса решится стянуть поросеночка; в южных странах за этой лакомой дичью охотятся большие кошки вроде тигра. Но самым жестоким их врагом все же остается человек, ибо охота на кабанов с давних времен считалась самым благородным и мужественным развлечением. В настоящее время она не что иное, как забава, а никак не поединок между охотниками и животным.

 

Мясо диких свиней недаром ценится так высоко, потому что соединяет в себе cо вкусом свиного мяса вкус дичины.

 

Не одни наши дикие свиньи, но, как кажется, и многие другие индейские, малайские и азиатские их родичи с давних пор сделались домашними животными. По мнению Жюльена, еще за 4900 лет до нашего летосчисления в Китае уже разводили домашних свиней. С этих незапамятных времен появилось и снова исчезло множество пород, да и теперь еще некоторые породы исчезают, другие появляются, соответственно требованиям прихоти или благодаря случайности.

След кабана

 

 

Чрезвычайно сходен со следом домашней свиньи, только относительно больше и резче его. Очертаниями своими он также (особенно старого кабана) напоминает след благородного оленя, с той разницей, что задние придаточные пальцы на кабаньем следу расходятся в форме тетеревиных косиц шире всего следа, отпечатываются вместе с копытами без промежутков и что расстояние между следами короче. След кабана (самца) от следа свиньи (самки) отличается тем, что у кабана придаточные пальцы бывают больше, а копыта тупее и одиночные на каждой ноге, тогда как у свиней копыта значительно разнятся величиною одно от другого. И кроме того, тем, что кабан дает след более разлатый, чем свинья, ибо он на ходу заносит ноги больше в сторону. По размеру же и глубине отпечатка следа можно с достоверностью судить и о возрасте зверя.

 

Кабан очень крепок на рану, особенно осенью, когда у него под кожей образуется так называемый (у кавказцев) калкан, вроде хряща, переходящего позднее в более или менее толстый (до 2 вершков) слой жира. Калкан этот пробивает не всякая пуля, и, кроме того, рана скоро затягивается и не дает много крови. Разрывная пуля иногда разрывается в толстом слое жира, не проникнув в мясо. Пули берданки очень редко убивают кабана наповал, и необходимо стрелять или экспрессными, или разрезными, еще лучше разрывными. Из гладкоствольного ружья лучше всего стрелять (на близком, конечно, расстоянии) жеребьем. Целить всего лучше под лопатку. Кабан, легко раненный в брюхо, ложится в воду и лужи и, полежав, уходит очень далеко.

ОХОТА НА КАБАНА

 

 

При обходе кабанов следует быть еще более осторожным, чем при обходе лося. Круг необходимо делать еще больше, ибо кабаны чутки и в высшей степени осторожны. Они не любят долгое время оставаться на одном месте, разве только глубокие снега задерживают их, но такие снега бывают очень редко. Обход следует тщательно проверять и торопиться с устройством облавы. Расстановку цепей лучше делать одновременно; цепь загонщиков ставится по возможности чаще и отодвигается шагов на 600 за линию обхода. Двигаться она должна средним шагом, и чем больше шума производит она, тем лучше. Хорошо велеть сделать несколько выстрелов в цепи и иметь там людей с ружьями. Фланговых цепей не ставят, они были бы бесполезны: раз почуяв опасность, кабаны прорвутся, цепь их не задержит. При выборе направления гона следует руководиться правилом, изложенным в облаве на лосей. Хорошо поставить на флангах мужиков с ружьями или же ставить цепь охотников полукругом. Обыкновенно кабаны идут прямо от кричан, но старые одинцы зачастую бросаются в сторону. Абсолютная тишина и спокойствие, конечно, необходимы и при этой охоте. Безопаснее для охотников становиться около пней или за деревьями. На обязанности распорядителя лежит объяснить неопытным охотникам необходимые правила для безопасности. Никогда не следует стрелять кабана, ежели он выбегает прямо на охотника (т. е. на штык). Гораздо удобнее стрелять его, когда он повернется боком; лучший выстрел — под ухо и под лопатку. Последнее место, не имея почти совсем шерсти, служит удобною целью. Это два единственных выстрела, от которых кабан остается на месте, с остальными же ранами он далеко уходит. Вообще кабан очень крепок на пулю. Поросят (вархляков) можно стрелять крупной картечью, но всегда следует иметь один ствол, заряженный пулей. К раненому кабану подходить следует весьма осторожно и сзади; для верности лучше всадить ему лишнюю пулю в ухо.

 

Охота с собаками на кабана может быть двоякая: ежели собаки гоняют, но не останавливают зверя, как обыкновенные гончие, то они употребляются при облавах совместно с загонщиками, т. е., уставя цепь, собак пускают в остров, предварительно наведя их на кабаний след. Гораздо интереснее охота с собаками без загонщиков. Найдя свежий кабаний след, пускают собак; охотники следуют за ними, пока они, нагнав кабана, не остановят его.

 

Ежели собаки хорошо притравлены, то они скоро осадят самого большого одинца. Хватая его за уши, задние ноги и зад, они не дают ему возможности двигаться с места, и охотник может заколоть его или, подойдя на самое близкое расстояние, пристрелить, что обыкновенно и бывает. Но таких собак очень мало — обыкновенно это ублюдки гончей с овчаркой (на Кавказе) или с догом (на Волыни и в Польше).

 

Нередко, особенно в гористых местностях (на Кавказе и в Средней Азии), удается кабана скрасть на лежке или в гайне. К спящему кабану подойти очень легко, но не следует забывать, что в лежащего в углублении зверя попасть довольно трудно, особенно в ярко солнечный день, так как надо целиться тогда значительно ниже. Местами их можно подстерегать по ночам, когда они выходят кормиться. По камышистым озерам или речным берегам, зимою по льду можно всегда удачно охотиться за кабанами, заганивая их на чистый лед, на котором они скользят и делаются добычею преследователей.

 

Другой, казацкий, способ охоты заключается в том, что 6—10 верховых с винтовками и кинжалами рассыпаются в цепь шагов от 20 до 50 один от другого, смотря по высоте и густоте камыша, сопутствуемые стаей дворняжек. Заметив зверя, стреляют в него и скачут за ним сообща, не давая ему забираться в чащу и стараясь выгнать его на чистое место. Стрельба пулей на скаку, да и вообще с лошади, доступна, однако, весьма немногим.

 

К упавшему после выстрела кабану надо подходить так же осторожно, как и к медведю, зарядив предварительно выстреленный ствол и наготове к выстрелу. Бывали случаи, что свалившийся кабан приходил в чувство и бросался на охотника. На кабаньей охоте кинжал необходим, но обыкновенные охотничьи ножи слишком коротки.

 

Часто приходится колоть кабана спереди, направляя удар в левую сторону груди, так чтобы клинок шел приблизительно параллельно левой лопатке и вышел бы у крайних левых ребер. Поэтому необходимо, чтобы клинок был длиною в 9—10 вершков. Кинжал должен иметь глубокие долы, способствующие проникновению в рану воздуха. Клинок с несколько закругленным концом удобнее тем, что при ударе в ребро не вонзится в последнее, а только скользнет по нему.

 

Из капитуляций короля Дагобера, жившего в VIII веке, видно, что в это время особенно ценились сильные борзые, употреблявшиеся для охоты на зубров и кабанов; именно за убийство такой собаки была назначена такая же пеня, как за жеребца (три золотых), втрое больше, чем за убийство борзой, употреблявшейся для травли зайцев,— veltris кельтов. По-видимому, первые были брудастые борзые, последние — хортые, т. е. короткошерстные. Все авторы единогласно свидетельствуют о том, что ирландские борзые были гораздо сильнее мастифов — старинных английских догов, тем более бульдогов. С этими собаками они расправлялись так же, как с волками, а именно: хватали противника за спину или за шиворот, как кошку, и трепали до смерти. Вместе с тем волкодавы были достаточно быстры для того, чтобы догнать матерого волка, хотя, вероятно, после довольно продолжительной скачки. В древности и в средние века эти собаки, несомненно, употреблялись для охоты на кабанов, как это доказывают старинные фрески в одном из старинных замков близ Тоучестера, изображающие многие охотничьи сцены, в тсьм числе двух охотничьих собак и кабана. Собаки имеют вид очень больших дирхоундов — шотландских борзых с жесткою щетинистою псовиной темно-голубого окраса и с небольшими лежачими ушами.

 

Дрессировка ищейки на кабана и волка гораздо труднее. Кабаньих духовых собак начинают обучать летом, так как в это время свиньи держатся в опушках, зимою же они забиваются в чащи и болотные трущобы, куда непривычные собаки идут крайне неохотно. Здесь тишина еще необходимее; свору надо держать покороче, чаще подзадоривая собаку. Весьма важно, чтобы собака, назначаемая для выслеживания волка или кабана, вовсе не знала других зверей. Если она бросается назад под ноги и шерсть у нее поднимается дыбом, то на волка не пригодна. Наоборот, если она, почуя волка, тянет сворку, то ее поощряют голосом и бросанием на след прикормки.

 

Пущенная по следу кабана, такса скоро его останавливает, так как зверь, атакованный таким мелким животным, относится к нему презрительно, такса же легко уклоняется от нападений; кабан по малости роста не может даже запороть клыками; можно даже сказать, что он как бы поддразнивает и подзадоривает собаку. Охотник, руководствуясь лаем, подкрадывается и стреляет.

Ружейная охота на кабана

А. А. Черкасов. «Записки охотника Восточной Сибири»

 

 

Ружейная охота на кабанов чрезвычайно разнообразна. Бьют их из винтовок при случайной встрече, бьют и нарочно, отправляясь за ними и, нередко, в одиночку. Эта последняя охота бывает больше на увалах и вообще там, где животные часто кормятся. Понятно, что она производится посредством подкарауливания или скрадывания зверей. Но этого мало; подкараулить зверя на тех местах, куда он приходит есть, не хитро, стоит только знать время его посещения и путь, по которому он ходит, но подкрасться к кабану так, чтобы он не слыхал охотника,— дело другое, это потруднее: тут надо знать характер зверя, его манеры, надо знать особые приемы, употребляемые здешними промышленниками, основанные на многочисленных опытах, применяясь к быту зверя. Вот об этом-то мы и поговорим. На совершенно чистом месте кабана скрасть чрезвычайно трудно, даже невозможно; он не косуля, он тотчас узнает охотника при первом брошенном им на него взгляде, но этого мало — даже опасно, потому что кабан легко может броситься на человека, а ему нельзя будет спастись на чистом луговом месте от его страшных клыков. Подходить к нему надо всегда по такому месту, где есть надежда в случае беды от него спрятаться. Конечно, подходить надо против ветра, а главное, наблюдать за движениями животного. Если кабан ест и вертит хвостом, иди смело; если же перестал есть и не машет хвостом, значит, он прислушивается, тогда стой и не шевелись, даже не моргни. Если же он и не ест, да вертит хвостом — тоже слушает, тоже надо быть статуей и не шевелиться: малейшее движение кабан тотчас заметит и убежит или же бросится на охотника. Когда же он станет опять шевелить хвостом, снова можно подходить, но после выстрела тотчас убегать с того места и прятаться, потому что раненый кабан, как и медведь, иногда тотчас же бросается на дым и ловит неосторожного стрелка.

 

Матку с поросятами скрасть гораздо легче: бегающие и хрюкающие около нее поросята мешают ей слушать и заглушают легкий шорох от поступи подкрадывающегося охотника.

Охота на кабана с собаками

А. А. Черкасов. «Записки охотника Восточной Сибири»

 

Кабаньи собаки дорого ценятся среди промышленников, и они имеют свои особые достоинства. Многие и зверовые собаки страшно боятся кабанов. Завести хороших собак трудно, еще труднее угадать заранее, что щенок будет хорош за кабанами, но многие промышленники как-то выбирают и редко ошибаются. Надо, чтобы собаки, загнав зверя, хватали его за уши, ляжки, бока; те же, которые ловят прямо за нос, хороши для поросят, но негодны для секачей, потому что секач из таких собак как раз сделает по две из каждой. Вот почему охотники, съезжая по следу кабанов, прежде всего стараются узнать, есть или нет в стаде секач. Если есть, они никогда не пустят тех собак, которые хватают за нос, и наоборот.

 

Сама охота состоит в том, что промышленники, выследив кабанов зимою и узнав, что они уже близко, тотчас спускают собак, которые и гонят зверей с лаем, но, добравшись до них, хватают за что попало и тем останавливают. Промышленники, заслыша знакомый лай собак, опрометью бросаются на него верхом или пешком и помогают одолеть страшных бойцов винтовками, рогатинами, топорами, а чаще простыми охотничьими ножами. Поросят обыкновенно легко давят собаки без помощи охотников, особенно те, которые ловят их за носы, или, как здесь выражаются, имают за чушку. В самом деле, они живо свертывают им еще хрящеватые носы на сторону, и бедные животные, вертясь во все стороны, падают на землю, стоит только доколоть их ножом. С маткою возни больше, она не так скоро поддается собакам и всегда требует помощи охотников, которые тотчас достреливают ее из винтовок или же кто из зверовщиков половчее и посмелее, проворно подбегает сзади, садится верхом на зверя и прикалывает под лопатку ножом. Конечно, это делается только тогда, когда собаки крепко держат зверя и не дают ему хода. Некоторые смельчаки делают этот маневр и с секачами!..

 

Стрелять кабанов в то время, когда их облепят собаки, довольно трудно и опасно — можно как раз убить собаку, а пожалуй, и двух. Чушек (маток) прикалывают многие и винтовочными сошками, но в бою с секачами этого не бывает, там совсем другое дело, тут и собаки летят, как перестриженные рукавицы. В секача лучше всего стрелять, и стрелять как можно вернее. Все это легко пишется, да не легко делается в лесу. Иногда охотники дня по три и по четыре ездят за кабанами и не могут не только добыть себе на завтрак, но даже и догнать их; иногда же догонят и скоро, но попадут на бойкого секача, перекроят всех собак и тогда поневоле воротятся домой измученные на присталях (изнуренных, обессилевших лошадях), с пустыми руками, не сделав ни одного выстрела. Но бывают счастливые случаи, что промышленники не ездят и трех часов, как перережут все стадо и не ранят ни одной собаки. Тогда они, по обыкновению, тотчас разводят огонь, свежуют дичину, наедаются до последней возможности жирной кабанины, досыта кормят собак и с радостными лицами, веселыми, шумными разговорами, обовьюченные свежиной, тихо и гордо возвращаются домой, а приехав, не один раз рассказывают товарищам, не бывшим на промысле, про удачную охоту, про собак, лошадей, винтовки, про свое молодечество и удаль какого-либо товарища... Словом, рассказам нет конца, да и долго пробуется жирная кабанина, уже запиваемая или аракой, или настоящей отечественной!..

 

По-моему, кабанье мясо, особенно когда оно жирнее обыкновенного, например осенью, вкуснее свинины, потому что к известному вкусу свинины у него прибавляется еще особенно приятный вкус дичины. Зверовщики предпочитают его всякому другому мясу, и на белковье, когда они ходят промышлять по нескольку месяцев сряду, осенью, едят преимущественно кабанину; она здорова, вкусна, питательна и особенно полезна в тайге, н а морозе. Недаром промышленники говорят, что «кабанина нашему брату шибко дородна — с нее не околеешь».

 

На кабанов, в отличие от медведей, с большим азартом идут почти все крупные дворовые собаки, овчарки и особенно лайки, хотя эта охота запрещена во многих регионах, т. к. при этом способе охоты погибает много поросят и подсвинков, задавленных собаками. (Это надо проверить, как на сегодняшний день действует это положение!) Но вполне допустима спортивная охота на кабанов с применением не более двух собак. Особенно ценятся в охоте на кабана крупные лайки. Они гонят всякого зверя молча, без голоса, и, только настигнув зверя, начинают атаковать его на месте. Техника охоты на кабанов с лайками имеет очень много общего с охотой на лосей. Облаивая кабанов, лайки дают возможность охотнику скрасть кабана из-под ветра на расстояние выстрела.

 

Если даже зверь уйдет раненым, то он не пропадет бесцельно, так как лайки вновь его догонят и задержат.

Охота на кабана на засидках

«Настольная книга охотника-спортсмена»

 

 

В местах, где кабаны ходят кормиться на дикие фрукты — на Кавказе, в Средней Азии,— охотники караулят их у тех мест, где они прикормились на дикие ягоды, орехи или кукурузу. Для этой цели некоторые охотники устраивают лабазы на деревьях. Это особенно хорошо делать в тех местах, где охотник караулит кабанов на их тропах, которыми они идут всей семьей на кормежку. Другие охотники предпочитают сидеть в вырытых вблизи кабаньей тропы — в пягнадцати-двадцати шагах от нее с подветренной стороны — ямах-скрадках. Кабаны очень осторожны, кроме того, у них сильно развиты слух и обоняние. При малейшем подозрительном шорохе они моментально шарахаются в сторону, и ждать их в эту ночь уже безрезультатно.

 

В условиях Средней Азии и Казахстана некоторые охотники караулят кабанов на берегах озер и проток, у тех мест, где они выходят кормиться корнями чакана и аира. Определив место, где кабаны прикормились, охотник, стараясь меньше давать следов, делает засидку, если озеро или протока не шире 40—50 м, на другом берегу напротив кормовой площадки, куда ходят кабаны.

 

Приходить на засидку нужно до заката солнца, чтобы запахи следов человека до темноты успели выветриться. Курить на засидке, конечно, нельзя. Охотнику, который курит, перед тем как сесть в засидку, нужно пожевать полыни или другой душистой травы. Сидеть надо совершенно бесшумно.

 

В горных угодьях на кабанов можно охотиться путем скрадывания во время их кормежки по зорям. Высмотрев зверей в бинокль, охотник, вооруженный винтовкой, лучше с телескопическим прицелом, осторожно, не производя шума, скрадывает их из-под ветра, лучше с горы, все время внимательно следя за поведением животных, и, хорошенько выцелив, с упора — с камня или с сошек — стреляет.

 

На Кавказе на кабанов обычно охотятся путем «гаевой» охоты. Охотники, хорошо знающие урочища, где держатся свиньи, разбиваются на две группы: человек пять-шесть занимают наиболее вероятные лазы — ходы кабанов, а человека тричетыре с одной-двумя собаками, лучше гончими, дающими гону голос,— заходят кругом и начинают гнать.

 

Прогнав один гай, те охотники, которые стояли на номерах, остаются на месте и ожидают, пока те, которые прогнали первый гай, дойдут до мест, где намечено занять стрелковую линию, и по сигналу старшего загонщика гонят второй гай.

 

Хорошо зная места, где держатся в определенное время кабаны, охотники заранее составляют план охоты, наметив очередность гаев. При нормальном ходе охоты за день охотники обычно успевают прогнать шестьсемь гаев. При охоте «гаевой» в загонах могут оказаться и другие животные — медведи, дикие коты, косули и т. д. Охотники должны хорошо знать правила и сроки охоты и стрелять только тех животных, охота на которых разрешена.

 

По белой тропе, когда охотники имеют возможность точно определить и состав и численность в угодьях диких животных, проводят облавные охоты на кабанов. Облавы на них проводятся по общему принципу такой охоты. Опытный егерь или охотник скрадывает кабанов на месте их дневки и, определив наиболее вероятный их ход с учетом их входных следов («пяты»), направления ветра и характера угодий, ставит здесь стрелков, а с противоположной стороны тричетыре загонщика трогают зверей, стараясь выставить их на стрелков.

 

Для охоты на кабанов, кроме охоты скрадом в горах, вполне пригодно обычное двуствольное охотничье ружье.

 

На охоте «гаем» охотники Калининградской области успешно стреляют кабанов крупной картечью — шестнадцать штук в снаряде 12-го калибра. На расстоянии до сорока шагов от картечного выстрела мертво ложатся даже крупные кабаны. Особенно крупных стреляют пулями Бреннене и Вицлебена. Пули Якана в лесу и в камышах непригодны, так как, не достигнув цели, могут развернуться при ударе о кусты и ветви деревьев. Патроны для стрельбы кабанов должны быть снаряжены сильными зарядами бездымного пороха.

 

Для охоты на кабанов в горных условиях с подхода нужна настильная (с большой начальной скоростью) винтовка. Для дальней стрельбы хорошо иметь на винтовке оптический прицел, позволяющий с большой дистанции уверенно стрелять в зверя. Охотясь на кабанов, нельзя забывать, что вполне возможна встреча со старым кабаном — секачом, который нередко, будучи раненным, бросается на охотника. От острых клыков кабана можно спастись, если в последний момент, когда зверь будет от вас в пяти-шести шагах, быстро отскочить в сторону. Промахнувшись, кабан редко возвращается, чтобы повторить нападение.

 

Преследуя раненого кабана, нужно постоянно быть готовым к нападению озлобленного зверя, который нередко затаивается, чтоы броситься на охотника.

 

К убитому крупному кабану нельзя подходить с головы, так как, если зверь еще жив, он может броситься на неосторожного охотника. Неопытные, смелые и злобные собаки на охоте за кабанами часто гибнут от клыков секача.

Календарь

 

Январь.Живут в камышах и лесах стадами. В конце месяца свиньи (в низовьях Волги) начинают пороситься. Охота верхом в камышах.

 

Февраль.Живет стадами. В лесах держится больше на южной стороне. В Астрахани (и на Кавказе) большинство свиней поросится.

 

Март.Самцы отделяются от стад; свиньи (в юго-западных областях России и Польше) поросятся (4—6). В низовьях Волги (и местами на Кавказе) кабаны кормятся кореньями (Typha). Подстерегают свиней с поросятами на жировках.

 

Апрель.Свиньи поросятся (молодые) и держатся близ логова. Годовалые поросята ходят стадами в лесных болотистых чащах, в колючке или в камышах; взрослые самцы (секачи) больше в топях. Случайная охота с подхода; выслеживание поросят с гончими.

 

Май.В горах переходит в низменности. В низовьях Волги перекочевывает на места, не заливаемые водой. Свиньи (молодые) продолжают пороситься (на западе). Охота скрадом. В Астрахани стреляют на солонцах, где кабаны скучиваются, выжитые из камышей разливом.

 

Июнь.В гористых местностях (на Кавказе, в Южной Сибири и Туркмении) поднимается в горы; в степных местностях держится в камышах и в болотистях чащах. В низовьях Волги кабаны устраивают (в конце месяца) логова в ямах («полога») и охотятся за раками, живущими в тине. В это время их скрадывают.

 

Июль.Свинья с поросятами придерживается лесных опушек. Секачи с годовиками бродят стадами. В юго-западных областях и Польше начинают выходить (по ночам) на картофельные поля. В конце месяца кабаны низовьев Волги кормятся чилимом (Trap a natans) и другими корнями водяных растений, отыскивая их в тине по обсохшим ильменям. Подкарауливание ночью на жировках. Охота в лунные ночи с факелами (в Литве). Охота с собаками и облавой.

 

Август.Держится в чащах у полей и лесных болот или в камышах. Свиньи с поросятами ходят чаще отдельно, яловые и годовики — стадами; взрослые самцы держатся в одиночку. В дельте Волги часто жирует на болотах, где кормится плодами чилима (водяное растение). Подкарауливание на полях (картофельных, просяных) и на болотах. Во второй половине иногда начинается охота с зверовыми собаками и облавой.

 

Сентябрь.В Западной России, местами на Кавказе переходит в большие или дубовые леса. В низовьях Волги, на Кубани и вообще на низменностях живет там же, в камышах. Кончается подкарауливание на полях. Охота с собаками.

 

Октябрь.Держится в лесных местностях в буковых и дубовых лесах, в степных — в камышах. Поросята чернеют. В низовьях Волги и на Кубани начинается течка (руйка). Охота с собаками и облавой. Жиреет и становится очень крепок на рану.

Рецепты приготовления дикого кабана

Окорок кабана жареный

 

Выдержанный в маринаде окорок молодого кабана зачистить, вымыть, нашпиговать брусочками сала, кореньев, чесноком, половинками луковичек, посолить. На сковороде разогреть масло и оставшийся шпик, положить мясо, черный и душистый перец, лавровый лист и обжарить до готовности, добавляя бульон или воду с растворенным в ней бульонным кубиком, а также вино. Выделившийся при жарении сок заправить хлебными крошками. Подавать со сдобным хлебом, рябиновым компотом и желе из сырой черной смородины.

 

На 1 — 1,2 кг окорока — 100 г копченого сала (шпика), 80 г сливочного масла, 1 морковь, 0,5 корня сельдерея, 5 маленьких луковиц, 4 дольки чеснока, 1 лавровый листик, по 6 горошин черного и душистого перца, 1 стакан сухого белого вина.

Окорок кабана отварной

 

Окорок очистить от пленок и жира, несколько раз тщательно вымыть, отделить от костей, посолить, свернуть трубкой, перевязать шпагатом или толстой ниткой и положить в кастрюлю с красным вином. Добавить лук, морковь, пряности, уксус, соль и варить до готовности. Подавать с майонезом, с горчицей, отварным или жареным картофелем.

 

Окорок можно также остудить, обложить овощами и залить бульоном с растворенным в нем желатином, добавив уксус, соль или щепотку сахара. Заливное подают с вареньем из шиповника, брусникой, рябиной или со специальными соусами к дичи.

 

На 1 — 1,2 кг окорока — 1 луковица, 1 морковь, 2 веточки тимьяна, 6 горошин черного перца, 1 лавровый листик, 1 л сухого красного вина, 2 ст. ложки уксуса.

Мясо кабана фаршированное

 

Выдержанный в маринаде и вымытый окорок нарезать ломтиками, отбить, посолить. Приготовить смесь из свежих шинкованных грибов, нарезанного репчатого лука, цедры лимона, пасты из сардин, каперсов, яйца, тмина, ягод можжевельника, соли. При необходимости добавить немного панировочных сухарей, чтобы смесь была вязкой. Ломтики мяса намазать смесью, сложить по два смесью внутрь, обернуть ломтиками сала, завернуть в фольгу и запечь. Подавать с картофельным пюре и кочанным салатом со сметаной или же с печеными яблоками и грушевым компотом.

 

На 1 — 1,2 кг мяса окорока — 120 г копченого сала, 1 луковица, 100 г свежих грибов, 1 чайная ложка пасты из сардин, 1 ст. ложка мелкорубленых каперсов, 1 яйцо, по 0,5 чайной ложки цедры лимона, толченого тмина и ягод можжевельника, немного панировочных сухарей.

НАЗАДОГЛАВЛЕНИЕВПЕРЁД

200x300 new

Яндекс-реклама

vazuzagidrosystem200x300(2)

downloadtv.net