Главная  //  Пресноводные рыбы России  //  Чолмужский сиг. Охота и рыбалка в России

 

НАЗАДОГЛАВЛЕНИЕВПЕРЁД

БЕЛОРЫБИЦА

БЕЛОРЫБИЦА (Stenodus leucichthys Guld.)

  • или Нельма относится к сигам и составляет самый крупный и вместе самый вкусный и ценный вид их. Кроме величины, она легко отличается от других сигов тем, что у нее, как у ряпушки, нижняя челюсть длиннее верхней. Тело ее очень удлиненное, веретенообразное, несколько брусковатое, сверху буровато-голубого цвета, сбоку серебристое, снизу белое; спинной и хвостовой плавники буровато-серые, другие — беловатые, к вершине серые или черноватые; глаза серебристые с желтоватым оттенком. Величина белорыбицы весьма значительна: в Волге она чаще бывает весом от 5 до 7 кг, но иногда достигает роста с лишком 90 см и веса от 12 до 16,5 кг; по свидетельству саратовских рыбаков, изредка попадаются белорыбицы даже в 1,5 м длины и в 32 кг весом, но это едва ли верно.

Жизнь и ловля пресноводных рыб.- Изд.: Эксмо, 2010.

 

 

Самцы всегда приметно менее самки. Яловые самцы, называемые в Астрахани аистами, имеют несколько иной вид и весьма похожи на северную и сибирскую разность белорыбицы, известную под названием нельмы и считаемую многими за особый вид. Впрочем, судя по описаниям известного путешественника прошлого столетия Лепехина и профессора Кесслера и принимая в соображение сходство нельмы с яловым самцом белорыбицы, вернее принять, что последняя произошла от нельмы и обособилась в Каспийском бассейне после отделения Каспийского моря от Ледовитого океана.

 

Главные отличия нельмы от белорыбицы заключаются в том, что у нее голова заметно длиннее, глаза больше, дальше отстоят от вершины носа и в грудных плавниках одним лучом меньше, а в заднепроходном — тремя лучами больше. То же замечается и у аиста, так что, быть может, последний есть нельма, попавшая в Каспийское море через северный канал, соединявший Каму с бассейном Северной Двины. И его бесплодие может быть объяснено тем, что он еще не успел приспособиться к воде и прочим условиям. Странно, однако, что между аистами, по-видимому, не попадается самок.

 

Настоящая белорыбица живет только в северных частях Каспийского моря, откуда поднимается в Волгу, Терек и, в значительно меньшем количестве, в Урал; в кавказских и персидских реках ее нет вовсе, также в Аральском море и Сырдарье. В бассейне Волги она заходит очень высоко — до Твери и Ржева, в Оке — до Серпухова и Калуги (Гюльденштедт), в Суру (Сталь) и в Шексну — до Белоозера, но мнение Кесслера, что чолмужский сиг Онежского озера тождествен с белорыбицей, по исследованиям Данилевского, неверно, так как этот сиг принадлежит к особому виду. В озере Мстино была однажды поймана белорыбица более 14 кг, и надо полагать, что она пришла сюда через Тверцу и Вышневолоцкий канал. Но вообще в Верхней, даже Средней Волге (выше Казани) эта рыба составляет теперь большую редкость и попадается случайно, что зависит всего более от изменения температуры Верхней Волги, вызванного уничтожением лесов и обмелением реки.

 

Гораздо большее количество белорыбицы поднимается в Каму. Многие рыбопромышленники считают ее даже более камскою, нежели волжской рыбой, и говорят, что она, поднявшись по Нижней Волге до устьев Камы, направляется главным образом в эту последнюю реку, давая как бы предпочтение более холодной камской воде. Здесь она поднимается также в побочные реки: Уфу, Белую, Чусовую и Вишеру. В этих реках, по всей вероятности, и происходит ее нерест, который, как у всех сигов, имеет место осенью — в сентябре.

 

В низовьях Волги она навряд ли мечет икру, так как там нет каменных гряд, на которые она выпускает икру. С этим согласны и мои наблюдения над нельмой в р. Сосьве Богословского округа. Вообще как та, так и другая любят воду холодную, глубокую, вместе с тем не особенно быструю и постоянно придерживаются дна реки; по крайней мере нельма боится перекатов и в Сосьве не доходит до них (до деревни Масловской).

 

Относительно времени нерестования и образа жизни белорыбицы имеются лишь довольно сбивчивые сведения. В Верхней Волге, по одним, она мечет икру около 8 сентября, по другим — в октябре, после Покрова (то же в Каме) и притом в течение двух недель. В Нижней Волге, по Овсянникову и Яковлеву, она показывается в октябре и идет всю зиму, но главный ход ее — в феврале и в начале марта, перед вскрытием реки, она выбирает самые широкие рукава и идет под самым льдом, против довольно сильного течения.

 

В остальное время года белорыбица в устьях не встречается. Таким образом, вместе с профессором Кесслером надо принять, что она входит в Волгу преимущественно в конце зимы, в Нижней Волге не остается, а идет больше в Среднюю Волгу, особенно Каму, там проводит лето на глубине, в ямах, и выходит нереститься осенью, но в разных местах в разное время; затем скатывается вниз и опять, уже в меньшем количестве, достигает моря в октябре и ноябре.

 

Прежде ход белорыбицы был гораздо правильнее, но в настоящее время она, как говорится, идет зря, без всякого определенного порядка. Судя по всему, белорыбица не входит в реки в очень большом количестве; по крайней мере редко удается захватить ее много зараз и в низовьях Волги, где главная ловля ее производится в Бахтемире, одном из рукавов на промыслах князя Долгорукого. Еще в меньшем количестве она встречается в Верхней Волге и Каме, даже во время нереста, так что она мечет икру если не семейно, подобно щуке, то весьма немногочисленными стайками. Это подтверждается и наблюдениями над нельмой, которая хотя и входит, по Лепехину, в Обь «в ужасном множестве», но на местах нереста — в Исети, Пышме, Миясе, Туре, Тавде, Сосьве и Лозьве — ловится больше в одиночку.

 

Весьма замечательное явление заключается в том, что молодь белорыбицы почти вовсе неизвестна волжским рыбакам. Последние почти единогласно показывали профессору Кесслеру, что им никогда не попадалась белорыбица менее 2,8, даже 4 кг, и только в Новом один рыбак говорил ему, что у них встречается и самая маленькая белорыбица.

 

По всей вероятности, молодь, подобно малькам осетровых, в весеннее половодье скатывается вниз по реке в море и выходит оттуда только по достижении зрелого возраста, именно когда достигнет не менее 2,8 кг веса. Некоторые рыбаки, однако, объясняют это явление необыкновенно быстрым ростом белорыбицы и утверждают, что молодь ее в одну неделю достигает величины ельца и в один год становится взрослой (в Саратове есть даже поговорка: «Белорыбица растет, как овца»), но, конечно, это мнение лишено всякого основания.

 

Средняя величина нельмы, как и белорыбицы, до 7,4 кг, но встречаются экземпляры до 16 кг (Иртыш) и даже до 20,5 кг. (Енисей).

 

О жизни сибирской белорыбицы мы имеем все-таки несколько более подробные сведения. Нам известно, что главная масса нельмы идет из Ледовитого моря весною, но что многие особи встречаются в реках круглый год, поднимаясь во второстепенные притоки в конце лета для нерестования. Нельма поднимается в реку быстрее других рыб и к Петрову дню уже появляется даже, напр., в притоках Черного Иртыша. Идет она сначала большими стаями, непременно руслом, самыми глубокими и быстрыми местами; большинство этих стай состоит из молодых рыб (3—4 кг) — трехлетнего возраста. В больших реках нельма никогда не мечет икры, а входит с этой целью в небольшие речки, избегая, однако, подобно белорыбице, очень быстротекущих и порожистых. По всей вероятности, рыбы эти, подобно другим проходным рыбам, мечут там, где вывелись. Есть некоторое основание предполагать, что, достигнув своих родных речек, стаи нельмы останавливаются в устьях; так, например, известно, что в притоках Черного Иртыша (Кальджире, Белыпехе и Буурчуме) нельма некоторое время стоит «плотными рядами в несколько ярусов».

 

Само нерестование совершается не стайно, а семейно или попарно, подобно щукам, в сентябре или в конце августа. Потанин рассказывает, что чарышские рыбаки (в Алтае) нередко во время лучения имеют случай наблюдать ход нельмы для метания икры. Они идут парами или втроем и все одним и тем же путем; иногда самка бывает так грузна, что не в состоянии сама идти против течения, и два самца поддерживают ее с боков, сдавив ее своими боками.

 

Икра выметывается на глубоких и быстрых местах, на камнях и хряще и во множестве поедается хариусами. В сентябре же и не позднее октября (в Северном Урале) нельма начинает скатываться вниз, но это скатывание совершается весьма медленно, и весьма возможно, что некоторые особи остаются в реке не менее года, а то так и совсем не уходят в море.

 

Молодь нельмы показывается в большом количестве уже по вскрытии льда (Енисей) и, надо полагать, весною же уходит в море. После нереста, поздней осенью и зимой, нельма часто встречается в тихих, илистых местах, в заводях, изобилующих мелкой рыбой (редко 18—22 см длины), которая и составляет ее главную пищу; кроме того, она пожирает во множестве, в свою очередь, икру хариусов. По замечаниям сосьвинских рыбаков, нельма всегда ходит на глубине, не появляясь на поверхности, кормится ночью и на восходе и на закате; она очень боится шума и едва ли не самая осторожная и пугливая рыба.

 

После красной рыбы по своей ценности белорыбица занимает первое место. Мясо ее отличается белым цветом, удобно режется на пластинки, и вкус его хорошо известен каждому. Будучи вынута из воды, она в зимнее время оказывается довольно живучей, но летом чрезвычайно быстро засыпает и не может содержаться в садках. Поэтому в продажу поступает только мороженая, свежепросольная и в особенности т. н. «провесная», провяленная белорыбица. Икра ее тоже весьма ценится.

 

НАЗАДОГЛАВЛЕНИЕВПЕРЁД

200x300 new

Яндекс-реклама

vazuzagidrosystem200x300(2)

downloadtv.net